Перейти к содержимому



- - - - -

Когда Украина была еще Новороссией


  • Вы не можете ответить в тему
  • Вы не можете создать новую тему
В этой теме нет ответов

#1 OFFLINE   Ramerup

 

    Знаток

  • [Супер Модератор]
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • сообщений: 11 456
    Последний визит:
    Сегодня, 01:21
  • Пол:Мужчина
  • Откуда:Санкт-Петербург
 

Отправлено 09 Ноябрь 2017 - 11:19

Изображение

george-rooke.livejournal.com
01 November 2014 @ 11:13 pm


Речь пойдет о главном городе Черноморского флота XVIII века - о Николаеве. Дата основания Николаева известна с точностью до дня. Говорят, светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический, махнув стопочку водочки, и закусив ее репкой, продиктовал своему секретарю Попову следующий рескрипт от 27 августа 1789 года:
"Фаборову дачу именовать Спасское, а Витовку Богоявленское, новозаводскую же верфь на Ингуле город Николаев."
Так появился славный град Николаев.

Как ни странно, основали его не рыцари-запорожцы (впрочем, что вообще мог основать этот аналог пиратской вольности и анархии ?), а клятый кацап, курский купец Михаил Леонтьевич Фалеев.

Вообще личность феерическая. Владелец заводов, газет, пароходов, но не биндюжник и кидала Коломойский, а человек, по уши залезший в реальный бизнес. Нет,"пацан к успеху начал идти" тоже с поставок в Южную армию, но был абсолютно честен, и армию обеспечил всем необходимым, под Очаков Светлейшему смог доставлять даже столь любимый им рижский бальзам и французские вина, которым Григорий Александрович так любил делиться с солдатами. Более того - чуть ранее, во время первой войны с турками, сделал невозможное - смог обеспечить обводные каналы на Днепре. Дело в том, что запасы для армии грузились в верховьях Днепра, война же шла в Лимане, и на прохождении порогов великой русской реки (если что - это цитата из Дмитрия Ивановича Донского, к нему и все претензии) терялось довольно много барок с провиантом и амуницией. На одним из застолий Светлейший сказал: «А что, Фалеев, слабо расчистить днепровские пороги для проводки грузов с верховья в Херсон?». Михайла Леонтьич не только ответил - он попытался сделать. За собственные деньги Фалеев взялся за расчистку самого опасного участка – Ненасытецкого порога. Используя сложную систему шлюзов он через пять лет все-таки смог победить природу - в 1783 году первая барка, груженая железом, прибыла из Брянска в Херсон. Чуть позже и прошла вторая, с провиантом. Так купец I гильдии стал дворянином, восхищенный Потемкин наградил его именной золотой медалью и возвел в дворянство.

Изображение

И вот, Николаев. Почему же именно этому городу, а не Воронежу, Херсону или Севастополю суждено было стать столицей черноморского судостроения?

До русско-турецких войн Екатерины центром южного судостроения был конечно же Воронеж. Но выводить из Воронежа тяжелые корабли черед мелководный Дон и его пороги было очень сложно. Именно поэтому был заложен Херсон, в устье Днепра. Но место было болотистое, гнилое, с нездоровым климатом, мелководное, да и просто не срослось. Вполне логичным было после присоединения Крыма сделать центр судостроения в Севастополе, но Крым - это степь, там ни строительных материалов, ни развитой логистики.

И вот в 1781 году организуется небольшое поселение и канатная фабрика в районе слияния рек Буг и Ингул. Пока еще поселение. Да и полковник "Кинбурнскага полку" Фалеев еще весь в херсонских делах, по сути он - первый инвестор строительства Черноморского флота. Да, зарабатывал Фалеев немало, никто не спорит. В том числе и на поставках в армию, на новом обмундировании. Но и тратил он тоже не мало. Не на "блэкджек и шлюх", а на строительство городов, постройку верфей, инфраструктуру, вобщем на государственные дела. Фалеев строит за свой счет корабли, и потом продает их казне с 20-% наценкой (для примера, английские частные судостроители не брезговали с государства брать и 50 процентов наценки, а 30% - была общепринятой планкой). Естественно, говоря современным языком, Фалеев выигрывает все тендеры на строительство и поставку материалов, создав по сути производство полного цикла, от поставки стройматериалов и зипов, до кораблей и даже городов на выходе.

Чтобы уменьшить потери товаров при транспортировке - Фалеев создает на Днепре лоцманскую службу. Ничего необычного,скажете вы? И я так скажу, только ни скифы, татары, кипчаки, русы и прочие "великие народы" до Фалеева о ПОСТОЯННОЙ лоцманской службе не додумались. А уж о составлении лоции - тем более, хотя еще Петр I в письмах Мазепе настаивал на исследовании судоходства на Днепре.

И вот, главное дело жизни - Николаев. 21 июля 1788 года Светлейший, осмотрев предложенное Фалеевым место для новой верфи, а в перспективе и города, приказывает: «Предписываю вам заготовить на Ингуле елинги для построения по апробированному рисунку двух кораблей пятидесятишестипушечных».

Напомню - идет война. Фалеева никто не освобождал от флотских дел в Херсоне и от поставок Екатеринславской Армии. И в это время в излучине Ингула строится новое Адмиралтейство, кадетский корпус, дома, казармы, канатный и оружейный заводы, верфи, и с колес строятся и новые корабли, которые сразу переходят в Севастополь и вступают в бой. Работа титаническая, и наверное такое возможно только под руководством таких людей, как Потемкин, и такими людьми, как Фалеев!

В апреле 1792 г., побывав проездом в Николаеве, Василий Васильевич Каховский, екатеринославский генерал-губернатор, в одном из своих писем поделился впечатлениями от посещения города: «Мы (с Фалеевым и Мордвиновым) осмотрели весь город и окрестности оного. Строений кончено и начато много. Вода в колодезях хороша, а в фонтанах отменно хороша. Деревьев насажено много... Михаил Леонтьевич показывал нам всё сие будучи в восхищении. Признаюсь, что я пришёл в изумление, увидя столь много строений на том месте, где два года тому назад видел я два шалаша из камыша зделанных».

О роли Фалеева в деле строительства Николаева, верфи и кораблей говорит обширная переписка его с Г. А. Потёмкиным и множество распоряжений князя. В Николаевском портовом архиве хранилось три тома переписки, среди которых только собственноручных, потёмкинских, было 185. Особенно много внимания уделил Михаил Леонтьевич постройке первого судна – фрегата «Святой Николай», от успешности которой зависело получение Николаевом статуса города. О спуске «Святого Николая» Фалеев рапортует Потёмкину 18 августа 1790 г.: «Во время спуска корабля, стёкшийся в великом множестве народ, кричал многократно "ура!", говоря при этом: "Слава Богу, что довелось нам дожить до того, что видим украшенные кораблями Ингул и Буг, неусыпным старанием Его Светлости, на которых прежде и лодок не было видно"». Чтобы понять, как велик был труд Фалеева, нужно вспомнить, что в конце 1788 года Михаил Леонтьевич приехал в пустынный край, а через четыре года его деятельности, в 1792 году, здесь были уже город, верфь, гавань и строился флот.

В аттестате, вписанном в журнал Черноморского адмиралтейского правления, так сказано о Фалееве: «Возлагаемые на него поручения Его Светлости... князем Григорием Александровичем Потёмкиным-Таврическим при самом начале нынешней войны, исполнял не только усердно, но и оказал важнейшую услугу отечеству в заведении гребного флота... вспомоществовавшего тогда Очакову; и наконец, в строении новых кораблей в Николаеве... Такое служение его г. Фалеева и поднятые им труды, ознаменовавшие ревность его к службе, усердие к пользам ея, и истинную приверженность к повелениям высшего начальства, обратили внимание и привлекли отличия к нему Его Светлости».

Его похоронили возле алтарной стены строящегося собора Григория Великой Армении (позднее – Адмиралтейский собор) – это место захоронения наиболее почётных граждан города. Над могилой воздвигли скромный памятник с медной доской, на которой выгравировано: «Обер-штер-кригс-комиссар флота бригадир и кавалер Михаил Леонтьевич Фалеев – муж чести и добра, ревностный помощник князя Потёмкина-Таврического в деле образования Черноморского флота. Скончался 18 ноября 1792 года в 6 часу пополудни, после 10-дневной болезни».

И как это обычно бывает с людьми подобного полета и подобных дел - его могилу осквернили уже после смерти.

Погожим осенним днем в конце октября 1936 года на площади возле бывшего Адмиралтейского собора, у могилы Михаила Леонтьевича Фалеева, собралась группа людей. Это были представители комиссии, которой Николаевский горсовет поручил снести памятник и вскрыть могилу:

от художественно-исторического музея тов. Барцевич,
от горфинотдела тов. Фаермарк,
от колхоза тов. Побеляцкий,
от НКВД тов. Берловский.

Рабочие разобрали изящный, пирамидальной формы обелиск, и камень в тот же день свезли во двор музея. Сняли фундамент, и открылась тщательно выстланная площадка. Сбоку от нее обнаружили вход в склеп. По лестнице члены комиссии спустились вниз, в помещение довольно значительных размеров: где-то около двух с половиной на четыре метра. В одном из углов стояло Андреевское знамя, в другом — российское государственное. Между ними приставлена к стене крышка деревянного гроба. Посреди обитого черным склепа, на беломраморном постаменте, под черным же бархатным покрывалом, стоял большой дубовый гроб, внутри которого находился еще один — цинковый. В ногах положена треуголка, справа от нее морской палаш, слева — шпага. Цинковый гроб был запаян, и пришлось вызывать заводских специалистов. Они прорезали крышку.

Останки Фалеева лежали, полностью сохраняя форму: с седоватыми волосами на голове, усами и малой бородкой, в парадном золотого шитья мундире, на груди и на шее — кресты. В сложенных руках заметна догоревшая до конца свеча.

Представитель НКВД сразу же изломал знамена, а треуголку выбросил наружу. Когда снимали орден, мундир на трупе стал разрушаться: ткань истлела и осыпалась. Когда сняли ценности, гроб закрыли и, уже не запаивая, обвязали проволокой и на подводе отправили на кладбище, где он был установлен в Аркасовском склепе (НКМ, арх. Каминского Ф.Т., «Акт о вскрытии могилы Фалеева». В акте указано, что ценностей не обнаружено). (http://literator.in....-nikolaeva.html)

А сейчас в предсмертном состоянии находится и главное детище Фалеева - бывшая новозаводская верфь, нынешний судостроительный завод им. 61 коммунара. И почему-то до боли обидно, что те, кто не умеет ничего создавать, рушат труд тех, кто создавать умел.





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных